Идентичность

По характерному слову, интонации, протяжной песне, фамилиям, укоренившимся на Ангаре с XVII в., кежмарь сразу угадает кежмаря

Язык. Ангарский говор - диалект, сложившийся на севернорусской основе, в иноязычной среде, в полном отрыве от метрополии. В Кежемской волости «наиболее сохранилась характерная сибирская речь» (В. Арефьев). А.Ф. Карнаухов о говоре: «драгоценный дар предков», «поговорок и пословиц – половина словаря!»

Кежемский говор. В. Вараксина. 2012: https://www.youtube.com/watch?v=1B6Da1IlwVk

Яркино. В. Вараксина. 2012: https://www.youtube.com/watch?v=aM9WHBd5C2Q

Ангарский словарь.  2012: https://www.youtube.com/watch?v=kl_IO-kGbaA

Песни. А.А. Макаренко: «сильное тяготение к пению и интерес к песням». Ангарская поговорка: «Попили, поели, да не попели, так вроде и не «гуляли». Н.А. Новосёлова: «Хороших певцов знают не только в своём селе, но и далеко по окрестным деревням и даже за пределами района. Работая в богучанских сёлах, мы нередко слышали: «У нас какие песни, вот вы к кежмарям поезжайте, они вам напоют». Традиция «похоронных» песен

Фамилии. Г.Г.  Белоусова б устойчивости современных фамилий ангарцев: «…почти все они совпадают с именами пашенных крестьян ХVII века… Село Пановское – из 56 семей: 21 семья - Пановы, 9 – Савватеевы…Деревня Селенгино – 38 семей: 23 - Сизых, 6 – Карнауховы… Деревня Усольцево – 27 семей: 13 – Усольцевы, 14 – Привалихины. Деревня Фролово – из 18 семей: 8 – Карнауховы, 5 – Быковы, 2 – Брюхановы, 2 – Верхотуровы, 1 – Привалихины» [данные на 1885 г.]».

Питание. Традиционное питание – важнейший элемент нематериальной культуры, отражающий адаптированный уклад жизни социума, культуру застолья и праздника, ценностные пристрастия к определённой пище. В конце XIX - начале XX в. ангарская семья получала продукты питания в основном в своём хозяйстве, «добывала» на охоте и рыбалке, покупая лишь соль, сахар, чай. Архаические черты ангарской кухни: заварные каши, употребление мяса и рыбы в сыром виде и т.д. Влияние на ангарскую кухню: прежде всего, северовеликорусской (крупяные щи, выпечные изделия, способ засолки рыбы, употребление в пищу только определённых видов грибов, напитки и др.), а также южновеликорусской(употребление чеснока, стручкового перца, способ приготовления отдельных блюд и их названия, например, соломат), эвенкийской (сушёное мясо, употребление мяса и рыбы в мороженом виде и др.), еврейской (фаршированная рыба, пресные изделия из теста), городской кухни (котлеты и др.). Традиционные ангарские блюда: бурдук, икряник, пироги (рыбный, ягодный, черёмуховый), молочный кисель, творожники и др. https://www.youtube.com/watch?v=twuzZ8ZUIIEhttp://цкнр.рф/culture/tekhnologiya-izgotovleniya-traditsionnogo-sibirskogo-blyuda-burduk-kezhemskiy-rayon-krasnoyarskogo-k/

Традиционная одежда. Л.М. Сабурова, участник известной Ангарской экспедиции, заместитель директора Института этнографии АН СССР, автор монографии «Культура и быт русского населения Приангарья» (Ленинград, 1967), отмечала в одежде ангарцев сходство с севернорусской традицией: в частности, у ангарцев бытовали  телогреи,  шушуны; применялся тот же материал, из которого изготавливали одежду (сукманина, ровдуга) и т.д. В традиционной одежде ангарцев и в XX в. ещё встречались архаические общерусские черты: старинный покрой всех видов верхней одежды (с клиньями), использование меха, распространение красного цвета в обрядовой одежде (в экспозиции Красноярского краевого краеведческого музея представлен свадебный костюм ангарки красного цвета). В промысловой одежде ангарцев Сабурова выделяла такие особенности, как головной платок у охотников, мужская одежда у женщин на рыбалке и др.

Влияние туземцев на русских сибиряков (физический тип, нравы и обычаи, язык, традиции и др.) отмечал народник, сибиревед-этнограф А.А. Макаренко, исследовавший Кежемскую волость в начале XX в.: «…русским насельникам на первых порах приходилось браться за средства, испытанные задолго до их прихода сибирскими инородцами…».   Это влияние проявлялось и в одежде: у ангарцев были распространены отдельные виды меховой одежды (парка), обуви (унты), украшения (бисерные пояса) эвенкийского происхождения. В экспозиции Кежемского историко-этнографического музея имени Ю.С. Кулаковой можно увидеть «кокольды» - охотничьи рукавицы, о которых упоминает Макаренко.  Интересно отметить, что на Ангаре из конского волоса, обладающего водоотталкивающим эффектом, изготавливали не только рукавицы и носки (для охоты и рыбалки), но и обувь, а также сетку (ангарцы называли её «деревянной»), которую ткали на специальном - «личиночном» - станке (представлен в экспозиции музея в д. Климино Кежемского района).

Одежду ангарки в основном шили сами, при этом мерку снимали «на глазок», но довольно точно. Если женщина ошибалась, то это осуждалось: «…никакого размера в глазах нету».

Наличие особой одежды у ангарцев для ходьбы к причастию или в церковь перекликается с «моленной» старообрядцев. Возможно, с влиянием старообрядцев связана бедность украшения одежды.

К отголоскам древности относится и коллективное пользование ритуальной одеждой (свадебной, для ходьбы к причастию). В торжественно ритуальные моменты в девичьем костюме использовались архаические черты причёски – распущенные волосы.

195