Кто мы

Кежмарями называют выходцев из старожильческого Кежемского района Красноярского края, относящегося к Нижнему (или Северному) Приангарью. Социум русских старожилов сложился в течение одного-полутора столетий. Первый губернатор Енисейской губернии А.П. Степанов в своём труде «Енисейская губерния» выделял старожилов наряду с коренными народами Сибири

  • Семьи братьев Заборцевых (

    Семьи братьев Заборцевых ("Трошата"). д. Заимка. 1925

Кежмарями  называют выходцев из старожильческого Кежемского района Красноярского края, относящегося к Нижнему (или Северному) Приангарью. История Кежемской волости (датой основания Кежмы считается 1665 год) начинается с XVII в. – периода активного  освоения Приангарья  русскими. В XVII  в. северные  («поморские»)  уезды по государевым указам должны были выставлять переселенцев и за свой счёт отправлять их в Сибирь, снабжая всем необходимым для земледельческих работ. Основные селения Кежемской волости появились в XVII- начале XVIII в. и сохранялись до конца ХХ - начала XXI в. 

В середине XIX в. М.Ф. Кривошапкин, врач, этнограф, один из исследователей Приангарья,  так описывает эти места: «… на всем громаднейшем протяжении Кежемской волости …находится только 3 села и 18 деревень, а в них 694 дома с 1932 человеками мужчин и 2008 женщин. О деревнях, находящихся на островах и в весеннее половодье затопляемых, следовало бы позаботиться местному начальству…Верхняя Тунгузка [Ангара] в обыкновенное время   бывает шириною от 1 до 4 верст, а весною до 5 верст…Шиверов в Кежемской волости 13, из них главных 4: Медвежье, Горохово, Кашино и Игреньково».

Ведущую роль в формировании потомственного населения Приангарья  сыграли поморы (архангелогородцы, устюжане, сольвычегодцы и др.). Социум русских старожилов сложился в течение одного-полутора столетий (к 1760-м гг.). Народник, сибиревед-этнограф А.А. Макаренко, исследовавший Кежемскую волость в начале XX в., отмечал влияние туземцев на русских сибиряков (физический тип, нравы и обычаи, язык, традиции и др.): «…русским насельникам на первых порах приходилось браться за средства, испытанные задолго до их прихода сибирскими инородцами». Старожильческое население Сибири (в т.ч. и ангарцы), осознавая себя частью коренного населения Сибири, называло эту землю Матушкой-Сибирью. К XIX в. ангарцы называли прибывших из-за Урала, из «Рассеи», «рассейскими людьми».

Первый губернатор Енисейской губернии Александр Петрович Степанов (1823-1831) в своём труде «Енисейская губерния» (1835) выделял старожилов наряду с коренными народами Сибири (тунгусы, казаки и др.), посвятив им отдельную главу: «Старожилы-крестьяне. Их происхождение». Старожильческое население считают «особой русско-сибирской народностью» (А.П. Щапов). Во второй половине XIX в. наличие у русских сибиряков черт специфического самосознания становится общепризнанным. Литератор и этнограф Н.С. Щукин, в частности, отмечал: «Опытный глаз сразу отличит сибиряка от русского». При этом имелись в виду  оценки не только внешнего образа, но и стереотипы поведения старожилов, отличительный образ жизни. В результате комплексных исследований начала 1960-х русские старожилы были выделены как «особая сибирская ветвь русского народа». На рубеже XX - начале XXI в. появляется термин «сибирский субэтнос».

Ангарцы, ангарские – так называют себя коренные жители селений, расположенных на Ангаре.

Из Словаря Г.В. Афанасьевой-Медведевой: «Он закоренённый был ангарец. С карактером. Он обман не терпел, воровство…»

194