Прощание с Дворцом

Субботний день 22 июня во Дворце собрал вместе сотни полторы людей с разных мест нашего края и страны.

  • Прощание с Дворцом 1
  • Прощание с Дворцом 2
  • Прощание с Дворцом 3
  • Прощание с Дворцом 4
  • Прощание с Дворцом 5
  • Прощание с Дворцом 6
  • Прощание с Дворцом 7
  • Прощание с Дворцом 8
  • Прощание с Дворцом 9
  • Прощание с Дворцом 10
  • Прощание с Дворцом 11

И.Ю. Бралкова

ВСТРЕТИЛИСЬ, ЧТОБЫ РАССТАТЬСЯ

Вода была прохладной. Темнели у берега камни, отдыхал рядом катер с названьем «Дрозд», бродили по мелководью девчонки, солнце слепило с безоблачного неба – жарко… Яркая зелень разросшейся травы, деревьев скрывала уже старые постройки, дома спустыми глазницами. Поросята ошалели от неожиданного многолюдья там, в центре деревни: играла гармонь, плясали, пели, вели то весёлые, то грустные разговоры.

Субботний день 22 июня во Дворце собрал вместе сотни полторы людей с разных мест нашего края и страны. Повод – традиционная (для района) встреча-прощание с родным селом. Сначала – Рожково, потом – Заимка, Алёшкино, Аксёново и вот теперь – Дворец.

Инициаторами  встречи стали Анна Петровна Панова и её две дочери - Валентина и Галина. Анна Петровна проработала в Дворецком сельском совете тридцать лет, из них двадцать два года – секретарём, сейчас она живёт в Красноярске. Опыт делопроизводителя пригодился ей при подготовке встречи - она искала в архиве данные о родной деревне, искала и нашла…

Более трёх столетий назад, когда кругом была непролазная тайга, когда и слов-то таких не знали: ГЭС, водохранилище, но,когда уже текла красавица Ангара, на правом её берегу вырос монастырь, и было это в 1619 году. Известно, что его восстановил после случившегося спустя два столетия пожара купец Толстых. Осталась в истории и фамилия последнего священника (уже ангарская) – Рожков. Так вот, версия происхождения села и связана с монастырём. На левом берегу монахи разводили своё хозяйство, или, как они называли, дворы. Их становилось всё больше и больше, так и образовалась деревня со сказочным названием Дворец, хотя история имени довольно будничная.

Но жизнь во Дворце текла отнюдь не будничная. И здесь были свои «дворцовые перевороты». В революционной истории района у этого села своя, особая роль. Начать хотя бы с того, что в районе было три места, куда в основном ссылали политссыльных: Кежма, Проспихино и Дворец. Среди «политиков», как их тут называли, был большевик-искровец Детлов, высланный на вечное поселение. (Он женился на ангарке; один их сын погиб на фронте, другой присутствовал на встрече 22 июня). Здесь, во Дворце, нашёл поддержку и Серго Орджоникидзе, бежавший из ссылки.

Сохранились до сих пор исторические места во Дворце. Возвышается Караульная гора, напоминая о своей заслуге: в годы Гражданской войны каждое село выставляло по отряду – общине, которые несли по очереди караул на этой горе. Благодаря этому, со стороны Червянского тракта (ведущего уже на большую дорогу) белые не смогли прорваться в район. Дружно стояли ангарцы.  Кстати, из Иркутска прорвалась небольшая группа Бурлова, которая пополнилась людьми во Дворце. Ушёл с ними и Илья Николаевич Попов. Он дошёл до Дальнего Востока, участвовал в разгроме Колчака. (Сейчас Илье Николаевичу девяносто лет. Он живёт в г. Лесосибирске. Всю зиму собирался на встречу, мечтал о ней, но больное сердце не позволило. Были его сын и дочь).

Годы шли чередой. Невозможно сейчас воскресить их все. Был колхоз, была война. И в этот день встречи – ведь недаром определились с датой - 22 июня – почтили память невернувшихся с войны. Тридцать фамилий зачитала ведущая перед минутой молчания, среди них наиболее частые: Верхотуровы, Поповы, Рожковы, Сизых. Организаторы встречи смогли восстановить и некоторые «белые пятна» истории: собраны фамилии тех, кто был репрессирован в 1938 году и посмертно реабилитирован в 1958 году. Это П.Т. Панов, П.В. Рожков, В. Верхотуров, И.К. Попов, Н.В. Верхотуров, А. Романов, К.В. Верхотуров.

Не забыли вспомнить сельчане и тех, «кто умер, когда многие уже разъехались, и деревня не проводила их в последний путь, не оплакала, не отпела…». А теперь вот выполнить свой долг – проводить и отпеть, и оплакать свою родину приехали её дети…

Ведущая торжественной части встречи Валентина Пальгуева предложила всем собравшимся зайти в гости в каждый дом знакомой улицы, но сделать это мысленно, вспоминая и восстанавливая ушедшее в прошлое. Называлась фамилия и, кто присутствовал из этой семьи, поднимался с места, представляя себя и своих домочадцев. Кто хвастался детьми, кто делился своим горем, кто, выходя к микрофону, говорил последнее «прости» своей земле, своим предкам. Односельчане откликались искренне, сердцем, смеялись и плакали. Запомнились слова Владимира Ильича Попова (ныне доцента технических наук, г. Челябинск), когда он говорил о погибающей деревне: «Кому будет лучше, если тебя не будет?!».

Да, кому? Уж во всяком случае, не им – примчавшимся с разных сторон. Можно не поверить, но так было – заканчивалась программа, к микрофону вышел запылённый человек, который смог от усталости сказать только: «Здравствуйте, земляки!» - шесть суток на своей машине добирался из Томска Виктор Иванович Панов. Добрался. Успел.

Что ещё добавить! Был, конечно, накрытый стол – длинный, как улица, где пироги с хариусом соседствовали с ананасовым соком. Говорили тосты, благодарили Вячеслава Дмитриевича Шешина и Марию Петровну Мелькову (председателя и секретаря сельсовета), а также Элину Викторовну Шубину за тот вклад, который каждый из них внёс в подготовку этой встречи. Были разговоры до утра, было и прощание до слёз, до боли, которая останется в их сердцах навечно.

Газета «Советское Приангарье», 27 июня 1991 года

127