Говорим по-ангарски

  • В.М. Пальгуева, уроженка д. Дворец Кежемский район

    В.М. Пальгуева, уроженка д. Дворец Кежемский район

Неподражаемая, неповторимая Валентина Михайловна Пальгуева (урождённая Панова), украсившая наш вечер ангарским говором. Самобытная ангарская речь звучит для нас как голос родины! Вот эта история про медведя, случившаяся в начале 1990-х (дата требует уточнения) в Кежме:

«А МЕДВЕДЬ БЫЛ МОХНАТУШШИЙ!»
«Ставили мы поплавни ниже больницы в Кежмах, зимой на Ангаре, и с зятем пошли их глядеть. А с нами кобель был, Лебедь. Он убежал в косогор. (Мы, быдто, на забереге ставили, а там ишшо, навроде, как поля были). А в косогоре, я слышу, Лебедь-ту залаял. Взглянула!. Говорю: «Михайл, гляди-ка, змея, кобель-ту на мядведя лает!». Зять мне: «Ты каво кружашь! Откуль мядведю взяться? Снег уж ляжит». Я ему: «Да ты чё? На виду вить он! Эвон кобель на мядведя лает!». Он взглянул. Змея! Верно, мядведь! Мядведь-ту как вскочит, как нарочно, да наускоки-наускоки - и к нам, к плорубям. Ой, я зарявела: «Мама! Гляди-ка, куды от него деваться?». А зять мне: «Дак ты бяги!». «Дак куды бяги? Ряка кругом! От мядведя я ли чё ли убягу? Он, ежели за мной побяжит, я куды убягу? Я вить задохнуся! (Я вить товда ишшо задыхаться начала)».

Подбяжал мядведь. А у нас бачок был с огнём-ту, быдто грелись мы на ряке, руки грели. Я говорю: «Михаил, мядведь-ту быдто огня боится». Бачок-ту мы разжигать давай. Да бутылка у нас с бянзином была. Подлили туды, в бачок, бянзину. Обняли яво, дёржим, брякам по няму. А мядведь-ту перед нами сидит, близёхонько, эвон, как тубуретка. Каво делать-ту? Думам, мядведь-ту нас задавит, какэсь. А кобель-ту, былозя, как мядведь начнёт на нас подыматься, кобель-ту яво за зад! А тот вить не любит, кавды яво за зад кусают. Он за кобелём. Кобель крутится тут, не убягат. А как отбяжит, дак мядведь опять к плоруби. Сядет, сидит. Я грю: «Он ежели боится огня, дак я головню в него брошу!». Выташшила головню, в мядведя бросила. Ой, а он ляшака боится! В обчем, головни не испужался! Вай, каво делать? Мы брякам, стукам. А у нас пешня-ту у плорубей… ляжала. (Два ишшо наших поплавня далёко стояли). Была бы пешня рядом, дак зять бы ею мядведю в лоб... (Чё было бы уж, не знаю. Может быть, съел бы нас. Наверно, пешнёй ишшо больше бы мядведя разгорячили). Потом мядведь как начнёт опеть подыматься! А кобель его опеть за зад. Ох ты, родной (кобель-ту)! А мы не знам, каво делать! Почём знам, каво? А там в Кежмах, на угоре, нас видели, значит, как мы с мядведем бьёмся, и в милисыю позвонили. А кобель за мядведем вертелся, да как-ту направился (чё у няво на уме?) быдто туды, к больнице. И мядведь за ним пошёл. Ну, слава Бог, ушёл... И гляди-и-им - едет милисыя на машине на своёй с автоматами! Мядведь в больницу, в ограду забяжал, какэсь в ограду! Бабы увидели яво, испужались, зарявели.

А мы давай скорей домой собираться: бачок на санки скоре, попловня мало-мало растянули. Глядим, мядведь выбягат на лёд-ту опеть. А мы почём знали, што нас люди видят? «Ой, гляди-ка, он опеть к нам! Мы куды девамся? Каво делать?». Потом взглянули - мужики с автоматами кругом мядведя окружили и хряпнули тут яво. А потом подцапили за машину за свою. Народ набяжал, глядит. Интересно вить!

А я-ту с ума сошла! Мне некавды стоять. В больнице, думаю, хочь таблетку взять, ли каво ли. Испужалась вить! А дочь-ту в сортоучастке рядом работала. Я ей грю: «Нас, былозя, мядведь съел!». А она: «Каво кружашь? Какой мядведь?». Дак какой, как не мохнатый! (Мядведь ишшо такой был: обляденел, бяжит, што те шшалкунец, брякоток стоит! Сам мохнатушший, большушший..!) Вот вить как оно!».

Рассказ был опубликован в районной газете "Советское Приангарье", главным редактором которого сегодня является внучка героини рассказа - Валентина Гололобова (в девичестве Бутакова).

#КежемскоеЗемлячество##КежемскаяМатёра
#кодмалойродины#помним##мыангарцы
#РусскиестарожилыСибири
#традиции#связь поколений

36