Люди речной цивилизации

Жители Кежемского района, которых выселили из родных деревень, ушедших под воду Богучанского водохранилища, стараются сохранить свою культуру, обычаи и специфичный диалект. Старожилы тех мест считают себя ангарцами. Вся их жизнь была связана с рекой. Ангара их кормила, поила, давала работу и жизненные силы.

  • Ангарцы хранят культуру ушедших под воду деревень
  • Смесь эвенков со старообрядцами
  • Все, что осталось от малой родины
  • Затопление Кежмы

Смесь эвенков со старообрядцами

В Кежемском землячестве в Красноярске с улыбкой вспоминают историю одной из старых переселенок. Когда под воду Богучанского водохранилища уходили деревни и села, родственники увезли старушку в южные районы страны. В новых краях жизнь бабушке не понравилась. Она сидела на завалинке и вздыхала: «Не хочу я вашу черешню, мне бы чаремушки». А увидев обычного «сибирского» комара, радостно воскликнула: «Родной, а ты-то здесь откуль?»

Смех смехом, но, как говорят ангарцы, многие старики так и не смогли самоопределиться после потери своей малой родины и привычной бытовой культуры.

– Воспоминания об ангарской культуре сохранились у меня благодаря пановскому детству (село Паново Кежемского района ушло под воду Богучанского водохранилища. – НКК), – рассказывает председатель Кежемского землячества и краевед Любовь Карнаухова. – С домом бабушки связаны самые сказочные воспоминания моей жизни. В нем окружали такой любовью, там было так хорошо! И невероятная чистота. Думаю, эта отличительная черта жителей села Паново связана со старообрядчеством.

Прабабушка в длинной черной юбке, темной кофте и самодельных чирках (обувь, сшитая вручную из коровьей кожи). Так положено было у ангарцев – люди старшего поколения ходили в темном неприметном наряде. Ее речь на странном диалекте. Когда маленькая Люба приезжала в Паново в гости, прабабушка ласково называла ее: «Кишки бабины». Девочку это выражение пугало, но означало оно высшую степень любви.

– У бабушки я окунулась в настоящий ангарский мир, – говорит председатель Кежемского землячества. – Дом как крепость. Потому что вокруг глухая изгородь. Это была изба-одноколок середины XIX века. Полы плахами и глухие сени. Это сейчас я понимаю, что жила в очень старинном доме, а тогда удивлялась: почему между бабушкиным домом и соседним узенький переулок? Оказалось, это был «дом на связи». Жилье родственников раньше соединялось проходами или сенями. Это был способ выживания.

Сеновал, амбар, клетка для игр, качели под сараем, собачья доха и совершенно необыкновенная трава-мурава во дворе. А еще – стол, уставленный тарелками «в два ряда». Именно так – плотно друг к другу ставили блюда ангарцы в праздники. Только в этом случае хозяйка была уверена, что еды хватит на всех гостей. Обилие рыбы всех мастей – духовитой, с необыкновенным вкусом. Добывали ее бочками, чтобы хватило на всю зиму. И тот необыкновенный говор, который сибиряку из центра Красноярского края не сразу понятен – с двойными шипящими и особым смыслом, вкладываемым в слова.

– Как-то на встрече со студентами техникума я привела пример ангарского говора. Ребята не сразу поняли, о чем речь. Например, что значит «дрожжи продавать» или «глаза на седало садятся»? В первом случае – сильно замерзнуть, а во втором хотеть спать.

Много таких словечек использовалось раньше коренными ангарцами: варя (сваренное на один раз поесть), жимолость (жадный, скупой человек), поселье (дом с надворными постройками), дупле (погреб, подвал), домоводка (хорошая хозяйка), куфариться (пировать или наряжаться), куть (кухня), мерзлятина (мороженая рыба или мясо).

– Я ангарский язык слышала в детстве, но не знала до прихода в музей, – говорит Любовь Карнаухова. – А чем больше ты узнаешь свою культуру, тем больше просыпается в тебе бессознательное. И тебе нужны эти слова. По ним мы узнаем друг друга.

Краевед утверждает: на берегах Ангары в Кежемском районе сложилась своя речная цивилизация. Не зря к реке обращались: «Моленая ты, христовая, Ангара». Да и сами ангарцы – народ особенный. Это смесь эвенков со старообрядцами, которые когда-то облюбовали этот таежный угол. Потому и сильны были в охоте местные жители, как эвенки, славились своей сдержанностью и чистоплотностью, как старообрядцы.

Все, что осталось от малой родины

Интересно, что Кежемское землячество появилось в Красноярске задолго до создания Богучанского водохранилища. Еще в 1997 году. Любовь Карнаухова невольно стала его основателем. Родилась она в Кежме и долгое время работала в Кежемском районе в системе образования, затем директором местного музея – собирала раритеты ангарской культуры. А в 1997 году вместе с мужем переехала в Красноярск по программе переселения «Север – юг», устроилась работать в Красноярский краевой краеведческий музей.

– Проходила первая неделя культуры Красноярского края, и я предложила: «Давайте проведу ангарскую вечерку». Пришло на нее 50 выходцев из Кежемского района. И сразу же повели речь о создании землячества. Когда мне начали звонить и спрашивать, когда следующая встреча, я поняла, что нужно проводить праздники.

Сначала Кежемское землячество встречалось в Литературном музее, кафе и школах. Затем прочно обосновалось в ДК «Кировский». Число земляков, переселившихся из Кежмы, соседних сел и деревень, росло с каждым годом. Район готовился к затоплению, людей переселяли. А у ангарцев была необыкновенная потребность встречаться, видеть знакомые лица бывших друзей и соседей. Сейчас на встречи землячества люди приезжают даже из других регионов России и из-за границы.

– В марте 2011 года закончилось затопление Паново, а в апреле жители села уже собрались на встречу, – рассказывает Любовь Леонидовна. – Ангарцам в этот непростой момент нужно было ощутить плечо друг друга.

Землячество свято хранит историю Кежемского района, ангарскую культуру. Буквально по крупицам собирали они истории старожилов, воспоминания о родных селах и деревнях, старинных обычаях. И выпустили книгу. У кежмарей она пользуется необыкновенным спросом – уже трижды переиздавалась. В брошюрку собрали рецепты ангарской кухни, расшифровали популярные у кежмарей выражения.

А в июле 2012 года члены Кежемского землячества отправились на малую родину – прощаться со своими селами и деревнями перед их затоплением.

– Половина района уже была под водой, Кежма еще стояла, но была сожжена. Остались только руины районного Дома культуры – бывшей старинной церкви, – вспоминает Любовь Карнаухова. – Ее не смогли разрушить, она так и ушла на дно. Было очень страшно – дороги стали линиями среди сожженной травы. Пространство как будто сузилось. Когда мы доехали до Паново, где прошло мое детство, я не узнала села…

Из той поездки старожилы Кежемского района привезли раритеты – кто плитку от старинной церкви, кто кирпичик. У многих ангарцев хранятся старинные вещи, принадлежавшие их семьям. Это все, что осталось у кежмарей от их малой родины. Да еще вот эти встречи землячеств – три раза в год по определенным датам.

СПРАВКА

Богучанская ГЭС – долгострой, возводили ее 38 лет – с 1974 года до 2012-го. Располагается она около города Кодинска Кежемского района. Переселять людей из зоны затопления начали еще в 1990-е годы. Но основная масса переселенцев уехала с исторических земель в 2010-х годах, когда начался второй этап строительства гидроэлектростанции.
В зону затопления, подтопления и берегообработки Богучанского водохранилища попали 29 деревень и сел (25 в Красноярском крае и четыре в Иркутской области). Их население полностью или частично переселено в соседние населенные пункты. В 2008–2013 годах с Ангары уехало около семи тысяч человек.
Фото Олега КУЗЬМИНА, из архива Кежемского землячества

Источникhttps://gnkk.ru/articles/lyudi-rechnoy-civilizacii/. 01.02.2019


115